Глава восемнадцатая. Третья беседа. Правда

Третий чат с нагами дался тяжело, мне пришлось играть почти до утра, но зато получилась затяжная партия, в которой несколько раз менялся баланс сил. Наконец, мы начали медленно, но верно побеждать.

- Привет, Аристотель…

- Можно ли выбрать мой вариант, раз он вам понравился больше всего? Даже несмотря на то, что человечество, несомненно, выберет что-то другое? — Я задал свой главный на сейчас вопрос без лишних предисловий.

- Возможно, если бы человечество добровольно как-то смогло пойти по твоему варианту, то и конца света не надо было бы. Мы все, например, можем жить практически вечно. У этого положения есть свои проблемы, но проблемы неизбежной смерти — нет. Давно нет. А ведь когда-то наги были такими же, как вы. Плодились и размножались, бездумно, инстинктивно, под давлением безумной природы. Все началось именно с сознательного воздержания. Мы перестали плодиться. И когда цивилизация нагов стала настолько малочисленной, что каждый, — каждый! — наг стал важен и ценен… Посмотрите, что у вас! Кому есть дело до каждого отдельного человека? Политиков и бизнесменов интересуют массы. Они даже вводят какие-то поощрительные программы, чтобы вы плодились и поставляли пушечное мясо и пешки-покупашки для их игр. Но когда на маленькой планете шесть миллиардов разумных существ, то на фоне этой массы факт разумности каждого отдельного индивида перестает впечатлять. И вы превращаетесь в биомассу, постоянное обновление которой «забавляет». Настоящее развитие возможно, когда каждая личность — это целый мир, исключительно ценный сам по себе…

- Вы живете на многих планетах и вас меньше, чем людей?!

- На порядки меньше, Аристотель, на порядки… Да, наша цивилизация начала по-настоящему развиваться только когда нас осталось совсем немного. Сразу же нашлись и механизмы старения и способ их отключения. Нашлись методы сделать нага практически вечным. И это только самое малое! Столько возможностей открылось…

Я с трудом успевал читать быстро появляющиеся и так же быстро исчезающие строчки чата. И не успевал осознавать все, что читаю.

- Если я правильно понял, вы хотите попробовать принудительно сократить число людей, надеясь запустить тот самый механизм, что когда-то вывел вашу расу из рабства биологического воспроизводства?

Пауза.

- Ну, я бы так не сказал… Хотя мысль интересная.

- Тогда, может, вы и возьмете мой вариант постепенного угасания? Ведь вы можете его осуществить? И тогда рано или поздно человечество будет искать другие способы своего существования. Не биологические. Личностные.

- Ты помнишь, что все наши разговоры — сугубо конфиденциальны?

- Помню, впрочем, я их даже сохранить не могу. Чат в Старкрафте быстро бежит… Но дело не в этом конечно… Да, я помню…

- Тогда я могу говорить открыто. Все, о чем мы тут говорили, имеет чисто теоретический интерес. Нет у человечества выбора. Конец света будет таким, каким он будет. Его вариант уже дело решенное и с тем, что там наголосуют люди, никак не связанное.

- …?! — я не в состоянии был что-то написать и сидел перед экраном целую минуту. Потом все же выдавил из себя судорожную «шутку». — Понятно, все как обычно, значит…

- В смысле?

- Да так… Зачем тогда весь этот фарс с выборами и липовой демократией?

- Ну, как же?.. Люди гораздо спокойней и счастливей, когда думают, что от них что-то зависит. В этом ведь смысл вашей демократии, разве мы не правильно поняли?

- Может быть… — Я задумался. А ведь и правда, люди как-то увлеклись этими выборами, и забыли даже, что выбирают-то собственную смерть. Первоначальная паника сошла на нет сама собой. Люди играли, устраивали скандалы и провокации, шоу и прямые трансляции от куда-нибудь… — Да, ты прав. Нам легче. Получается, вы все это организовали из сострадания?

- Из-за чего?..

- А не лучше было сказать правду?

- Правда — скучная вещь. Биологический организм должен быть постоянно чем-то занят, тогда он доволен и счастлив. Правда же в том, что любые занятия бессмысленны, и что делать с такой правдой? Поверь, никому в вашем мире не нужна правда. А те, кому нужна, — таких на всей вашей планете — тысячи не наберется, — и так ее знают. Из многих тысяч людей лишь один стремится к истине, но из многих тысяч таких стремящихся лишь один — осознанно хочет правды. Впрочем, не только в вашем мире так. Правда никому не нужна…

- Мне нужна… — медленно, как будто даже неуверенно, набрал я.

- Ну, вот, если хочешь, и еще одна причина почему ты — избранный. — Не знаю почему, но мне показалась в словах Шеши насмешка.

Страницы: 1 2

  1. gost:

    erunda vse eto! konec sveta ne budet. eto era zakanchivaetsya i lyudi pereidut v 4 ili 5 izmerenie.

  2. [...] * * * «Мы перестали плодиться. И когда цивилизация нагов стала настолько малочисленной, что каждый, — каждый! — наг стал важен и ценен… Посмотрите, что у вас! Кому есть дело до каждого отдельного человека? Политиков и бизнесменов интересуют массы. Они даже вводят какие-то поощрительные программы, чтобы вы плодились и поставляли пушечное мясо и пешки-покупашки для их игр. Но когда на маленькой планете шесть миллиардов разумных существ, то на фоне этой массы факт разумности каждого отдельного индивида перестает впечатлять. И вы превращаетесь в биомассу, постоянное обновление которой «забавляет». Настоящее развитие возможно, когда каждая личность — это целый мир, исключительно ценный сам по себе…». (Часть первая. Глава 18) [...]

Ответить

Вы должны быть залогинены чтобы оставить комментарий.