Глава девятая. Трошки футурологии

Из книги Глеба Архангельского «Последнее лето». Марьян Хворостенко, 57 лет, доцент футурологического отделения Киевского гуманитарного института.

 

Уважаемый автор обратился ко мне с просьбой написать небольшую главку для своей новой книги. Суть ее, как я понял, в подборе мнений.

Какое лето нас ждет в сложившейся ситуации?

Идея мне показалась интересной, поэтому с удовольствием отвечаю. К сожалению, формат книги не позволяет мне в полной мере раскрыть материал. Но я готов дать некоторые прогнозы.

Как футурологу, мне больше интересны общие тенденции, а не частности.

Можно смело предположить, что грядущее лето будет сильно отличаться от прошлых. Грядущее событие (я имею ввиду конец света, назначенный на декабрь) подстегнет многих провести отпуска с большей денежной и эмоциональной отдачей. Можно предположить повышенный спрос на услуги рекреационного и развлекательного характера, а так же переполненность гостиниц и курортов традиционных мест отдыха.

С другой стороны, есть вероятность нарушения работы банковской системы, из-за чего отдых, особенно роскошный, для большинства станет затруднен. Прогнозирую, что банки прекратят кредитование. (Это уже случилось на деле, но я предполагал это еще за неделю до первых отказов выдавать кредиты.) Вероятно, к лету какие-то из крупных банков возобновят краткосрочное кредитование сроком не более чем на три месяца.

Возвращаясь к отдыху. Пользуясь случаем, хочу предупредить читателей о весьма вероятном сценарии. Я бы советовал по возможности избегать очевидных вариантов провести последнее лето. Даже традиционная поездка к морю или в тур по традиционно туристическим странам в последнее лето может быть не только затруднен, но и опасен. Представьте себя на месте какого-нибудь лакея в отеле средней руки. Турция, Египет… Любая страна, которая жила за счет туристов. Представьте, и вам будет понятен мой прогноз. Они тоже хотят провести последнее лето по-особенному, а не привычно горбатясь на богатеньких «белых». И если для этого вдруг понадобится перерезать глотку какому-нибудь туристу, то… Простите за ненаучную драматизацию, но я все же настоятельно рекомендую провести последнее лето в кругу семьи, на своей даче. Но если так уж хочется куда-то съездить, то придумать что-то совершенно необычное. Такое приключение, которое не придет в голову еще десяти или ста тысячам людей. Надеюсь, дальнейших пояснений не требуется.

Далее, могу предположить, что весть о конце света сильно затронет в основном городское и достаточно образованное население. Невежественные люди, а так же малообразованные, жители сел, жители третьего мира настолько привыкли к псевдоконцам света, что вряд ли выделят реальный грядущий среди всей этой череды. Да и особых возможностей провести как-то по особенному последнее лето у большинства не будет.

Могу спрогнозировать всплеск творческой активности. Но тут надо писать отдельное эссе с вариантами и предположениями. Возможно, что наоборот, творческие люди будут угнетены самим фактом близкого конца. Любой творец подспудно мечтает увидеть свое детище в веках. Как повлияет исчезновение одной из основных мотиваций на творческий труд — я сейчас не знаю. Думаю, мы все с интересом будем узнавать ответ на этот вопрос. Все же рискну предположить, что всплеск творческой активности будет иметь место, но только для краткосрочных проявлений, которые можно быстро создать и которыми можно быстро поделиться. Яркие ролики, смешные тексты и картинки… А вот романы, полнометражные фильмы, сложные игровые проекты и тому подобное будут заморожены.

Какие изменения произойдут в сознании людей?.. Боюсь, что никаких. Предполагаю, что сократится количество самоубийств, но значительно увеличится количество убийств и преступлений вообще. А возможно, что и не увеличится. Кому хочется последние месяцы жизни провести в тюрьме?.. Так что повышенный соблазн получить чужое в последние дни компенсируются страхом провести эти дни не в самых лучших условиях. То есть, скорее всего, в криминальной обстановке ждать серьезных изменений не стоит. Но я могу и ошибаться.

Конечно, нельзя не сказать о религиозной сфере. Сильное усиление религиозной активности, в том числе и деструктивной, предполагать можно смело, но вот степень ее вычислить не берусь. Равновероятны возможности как незначительных изменений, так и пандемических вспышек религиозных истерий.

И пара слов о себе…

Когда я выслал рукопись этой статьи уважаемому автору, то сразу получил ответ с «восхищениями» большим объемом текста и извинениями, что, возможно, не все войдет в книгу. Я прошелся всего по ста с небольшим пунктам, стараясь упомянуть только наиболее важное. Я понимаю, что для художественной книги, тем более, для одной ее главы, и эти сотня пунктов — непозволительно большой объем текста. Поэтому я готов к тому, что в книгу войдет только часть. И заранее извиняюсь, если мои заметки получились недостаточно художественными, надеюсь, автор и редакторы выправят недостатки стиля.

Итак, автор попросил меня добавить еще один пункт к уже написанным.

Страницы: 1 2

  1. Хэрри Кармафф:

    Хм, изложение идет от лица мужского пола, вначале нам говорится, что это женщина.

Ответить

Вы должны быть залогинены чтобы оставить комментарий.